Bleach+

Объявление

Администраторы
Bawabawa
Pesche Guatiche
Модераторы
Dondochakka
Aizen Sousuke
Доброго времени суток, дорогой гость!
Вас приветствует ныне закрытый проект Блич+! К сожалению администрация по личным причинам не имеет возможности поддерживать и вести этот проект.
А по сему хотелось бы поблагодарить вас всех и каждого лично, за игру, участие, а некоторых в особенности за столь каноничных персонажей и просто приятное общение. И просто пожелать вам всем успехов и удачи.
Большое вам спасибо за проявленное внимание.
Бавабава и Пеше.
Сюда надо было тыкать каждый день.
А здесь могла быть или была ваша реклама

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach+ » Сообщество душ » Волка ноги кормят


Волка ноги кормят

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название эпизода
Волка ноги кормят
2. Действующие лица
Aizen Sousuke, Kuchiki Rukia, Kuchiki Byakuya
3. Порядок написания постов
Именно такой, как и написано выше
4. Саммари
Побег Владыки, который начался с присутствия рядом Къеки Суйгецу, а после вылившийся в небольшое столкновение с "семейством" Кучики. Что сделает значительно ослабший Айзен, чтобы противостоять сильнейшему главе клана? И что предпримет Бьякуя, чтобы не дать преступнику сбежать. Тем более, когда он угрожал сестре шинигами, пусть это было очень давно
5. Место, время и погодные условия
Бесконечные улочки Сейретея, в которых так легко запутаться. А вот погодка просто отличная, солнышко светит, птички поют - просто самое то для побега
6. Предыдущий эпизод
-
7. Рейтинг
PG-15

Отредактировано Aizen Sousuke (2011-12-10 19:17:25)

0

2

Вечность. Для кого-то эти двадцать тысяч лет могут показаться бесконечным сроком, но не для Владыки: удивительная вещь, это Хогиоку. Бывший шинигами чувствовал в своем теле такую силу, которая была способна поддерживать его жизнь еще дольше, жизнь или существование? Бондажные ленты накрепко спеленали тело, не давая пошевелить хотя бы пальцем руки, лишая возможности оглядеться или хотя бы хоть слово сказать. Да и с кем он мог говорить на нижних уровнях Улья личинок? Здесь вокруг была лишь пустота, которая позволяла заглянуть внутрь себя и понять, что пошло не так.
Владыка готовился провести ближайшую сотню лет в молчании, окруженный этими стенами, копя в себе ненависть к насквозь прогнившему сообществу душ, но, кажется, что-то пошло не так. Он не мог ощутить, кто пришел к нему, нарушив приказы главнокомандующего, не могу увидеть нарушителя, но он слышал чужие шаги. Кто же это был? Что пошло не так, что изменилось? Айзен лишь сильнее сжал пальцами подлокотники кресла, в котором его поместили в Улей и напрягся: все его существо говорило о том, что скорее всего это лишь фантазии больного разума, но сохранялась надежда, что это не так. Владыке никому не верил и это "откровение" стало для него слишком удивительным, чтобы его можно было просто так проигнорировать.
Айзен думал о том, что успел сделать своими руками и о том, что его собственное "создание", Куросаки Ичиго, в конце концов погубило своего создателя. Он думал о своем решении стать подобным Богу и занять его место. О пустых небесах, на которые никто не предъявлял прав до него. Он, вообще, очень много думал: мысли помогали ему отвлечься от той пустоты, что зрела внутри с того момента, как он попал в темницу.
Ленты спали так быстро, что Владыка не успел ничего заметить: наверное, после столь долгого времени без света его зрение не успели сразу же прийти в норму, потому он видел перед собой смутный, расплывчатый силуэт. Но мужчина знал, что этот незнакомец, либо незнакомка были смутно знакомым - все говорило об этом, включая духовное давление. Если бы он не сомневался в собственных чувствах и ощущениях, то сказал бы спокойно, что перед ним стоит Къека Суйгецу. В руках у существа был белый кусок ткани, который при ближайшем рассмотрении оказался юкато - так он смог бы слиться с обычными душами. увы, собственное реяцу Айзена восстановилось не до конца и сейчас он не был на многое способен.
Тихо. Он не помнил, как смог выбраться из подземелий и куда в итоге завели его ноги: Владыка оказался на залитой солнечным светом улице и поначалу даже остановился на месте, буквально впитывая кожей этот свет. Сложно было себе признаться, но мертвое солнце, которое он создал своими руками, было создано на основе этого. А тепла в заключении не найдешь. Разве что сейчас. Владыка осмотрелся по сторонам, понимая, что сейчас неподалеку от казарм шестого отряда и направился искать выход к районам наподобие Руконгая, чтобы покинуть Сообщество душ.

0

3

Предчувствие - не интуиция. Предчувствие - даже не дар. Предчувствие - это знание неизвестного.
Время мерно утекало сквозь пальцы, оставаясь каплями на руках, но и им было суждено сорваться вниз, правда, чуть позже. Ничто не задерживалось, не впитывалось в кожу, словно сокрытую под тонкой кромкой инея, не пропускающего даже мимолетного следа бесконечного ряда одинаковых дней внутрь, ближе к памяти. Все так и было. День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, год за.. Просто год. Все мерно, безлико сменяло друг друга. Из воспоминаний остались разве что назначение на слишком важную и значимую, но не из-за звания, должность, да.. Да больше ничего. Обычная жизнь - она проходит мимо, словно ее и не было.
Когда она вернулась из Каракуры, оставив позади пройденный участок жизни, где были и живые взрослые дети, и арранкары, и слишком много всего для такой жалкой горстки месяцев, все остановилось, израсходовав запас событий на долгие годы. По крайней мере, тогда так казалось. После ярких, багряных событий настала уже слишком непривычная, спокойная жизнь: шинигами отстраивали свой родной город, латали раны, как телесные, так и душевные, возвращали все на свои места, на исходную точку. Река вернулась в старое русло, только нести бурным водам на своих волнах приходилось намного больше, как и тяжелых воспоминаний каждому из тех, кто пережил все прошедшие события сам, а не по рассказам других. Но когда нет ветра - все затихает, даже это.
Только истинного спокойствия в природе не бывает. Даже когда кажется, что безветренно, то самый тихий штиль таит в себе грядущую бурю. Безветрие - просто передышка. Обнадеживающий лоскут времени, дающий забыть, чтобы все заново вспомнить - с новой силой, но со старыми ранами.
Рукия чувствовала. Чувствовала давно, поэтому уже и думать забыла об этом. Кучики знала, что спокойной концовки в этой истории не будет - спокойной кончины ей не увидеть. И раз все еще живы, все еще встречаются друг с другом на улицах Сейритея, то закончен лишь акт, действие - лишь часть.
Обычный день продолжал тянуть нить, что намотается на давно начатый клубок и выпадет из кармана при первой же возможности. Рукия проснулась, отправилась в казармы родного отряда, где добросовестно выполняла свои обязанности, а теперь же направляется к казармам шестого отряда, который, как всем известно, возглавлял ее названный брат. Ничего криминального, не так ли? Легкий ветер чуть касался темной формы и кончиков коротких волос, дышал свежестью - вел себя примерно. Все спокойно. Пустые к середине рабочего дня улицы, голоса шинигами, отдаленно доносящиеся с тренировочного поля, да единственный прохожий, облаченный в белое одеяние. Возможно, кто-то из больных, получающих лечение в казармах четвертого отряда, решил прогуляться. А может у кого-то выходной, и привычная форма оставлена дома. А может..
Рукия широко распахнула глаза, отражая все удивление, перешедшее грань шока. Этого не могло быть. Но сейчас, недалеко от нее вычерчивается профиль того, о ком должны были забыть на долгие столетья. Он побледнел, чуть осунулся, или просто не успел расправиться, вновь почувствовать силу, и казался миражом, призраком, сливаясь со светлым одеянием. Отголоски духовной силы сначала даже не были ощутимы, и лишь когда Рукия захотела почувствовать их, удостовериться, тогда сознание радостно подтвердило опасения.
"Айзен.."
Она знала, что так случиться: по-другому и быть не могло. Но ни одно знание не спасет от неизбежного.

+2

4

Обычный рабочий день, обычные рабочие дела - тренировки отряда, отчеты, составление графика патрулирования... Рутинная работа капитана отряда Готея 13. Бьякуя сидел за столом в собственном кабинете в гордом одиночестве. Его лейтенант гонял новобранцев в "условиях, приближенных к боевым" - в пустынных районах Руконгая, совмещая обучение и патрулирование. После завершения выматывающих сражений с Айзеном, шинигами прочувствовали. что некоторые их боевые навыки устарели или требуют более серьезного развития. В конце концов, до предательства неудавшегося Ками Готей довольно долго жил в мире и спокойствии. Стычки с обычными Пустыми нельзя назвать особо сложными и опасными, по крайней мере для офицерского состава.
А война выявила все недостатки в подготовке бойцов.
Кучики-тайчо откинулся на спинку стула и, пользуясь одиночеством, позволил себе утомленно потереть глаза. С таким настроением работа была не слишком продуктивной, так что тайчо решил размяться.
Судьба? Неудачное стечение обстоятельств? Просто случайность? Как бы там ни было, Бьякуя оказался на улице спустя пару минут после того, как там появился сбежавший Айзен. Впрочем, неожидавший такого "подарка" судьбы капитан шестого отряда сначала обратил внимание на сестру, которая почему-то была не в своем отряде. А ведь на новой должности, да еще без должной привычки, девушке наверняка приходилось нелегко. Возможно, она решила пообщаться с Абараем, у которого опыт службы на должности лейтенанта был значительно больше? Бьякуя подавил чуть раздраженный вздох - насколько бы сильной не была его названная сестра, он все равно не был в восторге от ее нового назначения. радовало одно - капитан Укитаке очень трепетно относится к своим подчиненным, да и не так уж и часто тринадцатый отряд участвует в сражениях из-за болезни своего тайчо.
Что это?
Знакомая реацу. Кучики сказал бы, до боли знакомая. Слабая, еле уловимая, но вполне опознаваемая. Но ее обладатель никак не мог оказаться возле казарм шестого отряда. О нем вообще можно было забыть на долгие столетия. Но... Это же Айзен, если кто и мог оказаться первым беглецом из Улья, так это только он.
Поднять тревогу? Но у меня нет прямых доказательств. Показалось? Но что, если нет? Рукия!
Бьякуя ушел в шунпо, чтобы спустя пару мгновений остановиться около сестры. Судя по напряженному взгляду девушки, она тоже почувствовала эту духовную силу. Кучики-старший пару секунд пристально вглядывался в белую фигуру впереди, после чего встал, прикрывая собой Рукию. И слегка освободил собственную реацу, обозначая свое присутствие.

0

5

Мир шинигами только недавно отошел от крупных сражений, во время которых им явно показали, что уровень подготовки проводников смерти крайне низок и, быть может потому, на улицах Сейретея сейчас было так пустынно. Айзен не встретил ни единого шинигами, до тех пор, пока не пришел в норму - ноги перестали подкашиваться, а глаза - слезиться от яркого солнечного света. Непривычно было ощущать себя настолько слабым: кто знает, на чьем уровне он был сейчас. Третий офицер? Пятый? Все равно, для него, кто был когда-то Богом, сейчас было слишком непривычно ощущать себя таким...неполноценным.
Айзен усмехнулся тихо - уголки губ расползлись, губы растянулись в ухмылке, обнажая ровные и белые зубы, а после он захохотал. Ничто так не меняет шинигами, как годы заключения, а ведь он сидел всего лишь около полутора лет: захотел бы совет сорока шести, эти надменные пустозвоны, увидеть бывшего Бога через двадцать тысяч лет? Горло жгло от неровных глотков воздуха, а Владыка шел вперед.
И тут, его словно ушатом холодной воды окатили - чужая духовная сила объявилась неподалеку так неожиданно, что Айзен засомневался в том, остались ли у него силы, сжал руку в кулак и посмотрел вперед. Этот хрупкий профиль он не забудет, даже если пройдет еще с десяток лет - Рукия. Вместилище Хогиоку, оболочка, которую он уже однажды смог сломать - сколько еще эпитетов можно было бы подобрать, чтобы описать ее?
- Рукия-чан? - Он будет убеждался в правоте своих суждений, так спокойно и уверенно подходя к девушке: но вот рука чуть дрогнула, дернулась и ощупала свою грудь, чтобы окончательно понять, что Хогиоку больше нет с ним. Последний раз он видел этот крохотный, переполненный силой шарик в руках у Урахары...или же, Къека? Она не обрела бы такую мощь, не соединившись с этим артефактом.
- Ты сильно изменилась, Рукия-чан. Стала лейтенантом? - Владыка удивленно посмотрел на шеврон на руке девушки и лишь усмехнулся, припоминая, как трепетно относился к своей сводной сестре капитан шестого отряда. Удивительно, просто день встреч, реяцу Бьякуи мужчина забыть не мог - холодное, исполненное осознанием собственной силы, аристократичное, удивительное сочетание.
- Удивительно прекрасный день выдался сегодня, Вы так не считаете, Кучики-тайчо? В такие моменты отряд как никогда нуждается в сильно капитанском плече, чтобы окончательно не пасть духом. - Удивительно, но даже без своей силы, Айзен выглядел очень уверенно, спокойно глядел на семейную "пару", иногда отводя взгляд в сторону, будто осматриваясь по сторонам. Он запоминал этот мир в момент его спокойствия, словно бы первый раз - скоро, он принесет столько хаоса в их закостенелые порядки, что шинигами будут жалеть, что не убили его в свое время. Сейчас же предатель почти как губка впитывал в себя чужую духовную силу - жаль, ее нельзя было использовать как свою, сейчас он мало что мог противопоставить капитану. Единственным плюсом было то, что эти двое еще оставались под гипнозом его занпакто и это можно было повернуть себе на пользу. Айзен выжидал: он не нападет первым, чтобы можно было подставить Бьякую. Интересно, что испытает шинигами, если ему придется ранить свою собственную, пусть и приемную, но столь любимую сестру? Вся сущность Владыки жаждала знать это.
- Как тебе на лейтенантском посту, Рукия-чан? Не сильно загружают работой?

0

6

Однозначные ситуации - достаточно редкое явление, не так ли? Даже если они касаются одних и тех же людей, всегда не исключен еще какой-то иной вариант решения. Попробуй пройти все дороги, не встретив ни одной развилки, ни одного перекрестка. Но вот маячит лишний поворот, вот перекрыта нужная, важная дорога, пропускающая поток других, не менее спешащих вперед, и приходится выбирать. Однозначность - предел развития людей, видение явление для всего человечества, но вряд ли соотносимое с самим миром понятие. А Рукия не была миром, поэтому ее сущность разрывалась на части перед тем, кто почти что стал творцом пройденного ею пути. Она застыла, словно путник, встретившийся с взглядом горгоны. Девушка стояла пока шинигами - а шинигами ли уже? - еще не заметил ее, пока сужал расстояние между ними, пока не заговорил.. Но от его слов она отшатнулась на шаг назад, нащупывая на поясе рукоять занпакто.
- Рукия-чан?.. Рукия-чан.. - симфония правды подходила к своей кульминации, принимая к трепетной партии скрипок, которым показался знаком четкий профиль, виолончели и контрабасы, сменяющие друг друга, когда перед ней все четче виднелась каждая черта. Вступали клавишные, духовые, звуча на разные лады приятным, размякшим в сладком вымысле голосом.
..капитан Айзен всегда вежливо здоровался не только со своими подчиненными, но со всеми остальными, невзирая на их ранг и звание. Опытный, умудренный сражениями и годами, он вызывал уважение, трепет, восхищение и, совсем уж редко, страх - от его силы, мощи, которую не стремился демонстрировать, ведь капитан пятого отряда, конечно же, просто был скромен, чтобы расточать свою силу направо и налево, поэтому не искал для себя лишней славы - она сама находила его. Он всегда был рассудителен, не повышал тона, и к нему можно было обратиться за советом - рассказать о многом, даже о том, что другим знать не обязательно. Айзен-тайчо называл ее - Кучики Рукию - неформально, применяя ласковый суффикс "чан", ведь она была почти ровесницей его лейтенанта. Они и внешне походили друг на друга с миниатюрной Момо. Такое нежное обращение, конечно же, намекало не только на возраст, но и доброту и заботу, с которой он обращался к девушке, спрашивая о ее делах и делах ее названного брата..
Разум внимал тону, тонущему в сладком, вязком меде, чуть хриплому от долгого молчания, чуть забытому и чуть ненавистному.. Подсознание безудержно твердило одно и то же, срывалось на крик, рвало связки, но не останавливалось и повторяло все об одном: "предатель". Она рвалась между верой и неверием. Все было как раньше, до того, как в пустую, обессилевшую куклу - оболочку для хоугиоку, лишенную сил - поместили драгоценность, артефакт, оказавшийся на самом деле лишь еще одним яблоком раздора, правда, более могущественным. И эту грань не перешагнуть вновь, вернув все то, что было лишь одной иллюзией - лопнувшим мыльным шаром. И Рукия отшатнулась, отбрасывая от себя наваждение, сотканное из прошлого, наваждение, которому поддавалась такая же маленькая девочка - Хинамори Момо. Кучики нужно, да нет же, она обязана показать, что уже выросла, отказавшись от той пагубной привычки, которая хотела заставить ее поверить чужим словам! И Рукия не слышала - не слушала - вопросы, которые задавал прежний Айзен, ведь его никогда не существовала. Поэтому она не должна его слушать. Не-дол-жна.
Когда ладонь крепко сжала рукоять меча, она ощутила себя спокойнее и стала прямо, уверенно опираясь на землю, что держала их. Поток реяцу, оповестивший о появлении брата, и его прямая белая - от капитанского хаори - спина отгородили ее от беглеца, которого уже невозможно было назвать видением, миражом или иллюзией. Брат тоже почувствовал, тоже видит его – все правда. За мгновение до этого, девушка была уже готова закричать на предателя, выворачивая наружу все свое ругонгайское нутро, особенно ярко ощутимое в подобных ситуациях, но сдержала порыв зарождаемого гнева.
- Кто помог тебе бежать? - ответ вопросом на вопрос, между которыми нет ни единой связующей нити. Но Рукия точно знала - самому сбежать из места, куда заточили Айзена, невозможно. И отсутствие гнетущей силы, что всегда исходила от него, лишь подтверждало эти суждения. Сейчас она чувствовала, что первые образы ослабли, улеглись на дно, давай ей власть над собой. И за это было необходимо держать, ведь отдать себя на растерзание страху, тревоге, панике или гневу - все, что нужно противнику.
Гипнозу поддается лишь тот разум, который заведомо согласен на сладкую, вязкую ложь. И на нее слетаются все, кто не может отказать себя в ее пленительном запахе, манящем предчувствии мнимого удовольствия. И тогда они поддались не столько истинным способностям занпакто Айзена, сколько нежеланию верить во что-то иное, кроме добрых глаз, спрятанным под толстыми стеклами очком, которые исказили не его, а их мир, отразив в розовый, неправдоподобный цвет. Никто не хотел видеть в кротком капитане пятого отряда зло. А теперь? Что же в итоге захочет увидеть их разум?

0

7

Глава клана Кучики должен быть идеален. Он не должен ошибаться. И уж тем более, он не должен мечтать ошибиться. Но сейчас Бьякуе больше всего хотелось, чтобы все это оказалось обманом зрения и слуха. Айзен, живой и вполне здоровый, стоящий на улице Сейретея. Тот самый Айзен, которому еще долгие тысячелетия надлежит отбывать наказание во тьме. Тот самый Айзен, которого просто не может быть здесь и сейчас. Но он спокойно стоит и улыбается, разговаривая с Рукией.
Да как этот ублюдок вообще смеет произносить ее имя?! Надо поднимать тревогу. Но сначала - обезопасить Рукию.
Бьякуя в лучших традициях высокородного проигнорировал обращенные к нему слова бывшего капитана Готея. Со стороны могло показаться, что Кучики-тайчо полностью безразличен и спокоен. Но если присмотреться внимательнее, можно было заметить, насколько напряженный взгляд стал у капитана шестого отряда. Положив руку на рукоять занпакто, Кучики был готов атаковать в любой момент. Останавливало его только присутствие сестры. Бьякуя хорошо помнил, в чем именно заключалась сила Айзена - обман, гипноз, иллюзии... Кто знает, настоящий ли это Айзен сейчас перед ним?
Нужно попытаться обездвижить его. Но что, если это сам Айзен? Простыми заклинаниями с ним не справиться. Зачем Рукия с ним заговорила?
- Уходи, Рукия.
Это не было недоверием к силам сестры, как могло показаться. Это даже не было сказано только из-за беспокойства за нее. Если Айзену каким-то образом удалось сбежать, то об этом нужно было уведомить командующего. И да... Это было прекрасным поводом отправить ее подальше от опасности. Оставалось только надеяться, что девушка послушается приказа и не станет пытаться что-либо доказать.
Я не хочу, чтобы она пострадала. В прошлый раз... Она не раз оказывалась на краю гибели из-за Айзена. В этот раз я смогу защитить Рукию.
- Не имеет значения, как ты оказался на свободе. Тебе не удастся сбежать.
Кучики и правда не хотел вступать в длительные разговоры с предателем. Но нужно было отвлечь вниманием Айзена на себя. Манипулировать девушками бывший капитан пятого отряда умел великолепно - более эмоциональные, менее опытные... И Хинамори, и Рукия - они были особенно уязвимы перед силой Айзена. Тому даже не обязательно было использовать свой занпакто, он даже обычными речами мог запутать многих.

оос: прошу прощения за задержку и некоторую краткость. Неписец.

Отредактировано Kuchiki Byakuya (2012-01-08 02:47:38)

+1

8

Он еще не утратил способности очаровывать голосом: немного нежных ноток, один-два мягких взгляда и все, жертву можно выносить на носилках и отправлять в четвертый отряд, лечить разбитое сердце. Мужчина устало поправил прядь волос и посмотрел на подошедших - Бьякуя, как всегда, был очень серьезен и напряжен. Говорил Рукии, что той нужно уходить и что-то еще. Предатель в это время изучал небо и машинально поражался своему желанию покорить его вновь, ведь теперь в его руках было не только знание, но и оружие, которому Король духов не сможет противиться.
- Кто помог мне бежать, Рукия-чан? - Мужчина перевел взгляд на шинигами и вновь улыбнулся: он на удивление спокойно реагировал и на их присутствие рядом, и на то, что шинигами вокруг начинали напрягаться, чувствуя знакомую реяцу. Сейчас можно было бы подойти к капитану Кьераку, да выпить с ним за жизнь или пойти на территории двенадцатого отряда, узнать, что там творится.
- Кажется, это был мой занпакто, - вот так просто рассказать о своих догадках, открыть почти все карты и запросто наблюдать за тем, как тень непонимания коснется лиц собеседников. Кьека была предана ему до конца, даже в тот момент, когда шинигами предал свою душу и отрекся от нее, повернувшись к Хогиоку. Даже в момент его величайшего отчаяния меч не покинул своего Хозяина.
- Мне не удастся сбежать? Бьякуя-тайчо, Вы как всегда переполнены осознанием собственной силы и потому позволяете говорить такие вещи, - предатель вложил руки в рукава юката и отвернулся: его будто бы не интересовало происходящее в этом месте. Он давно мысленно был не там. Знакомые реяцу так и мелькали на территории Сейретея, пробуждая воспоминания, но тут не было того, кто мог заставить его вновь ринуться в бой. Удивительный мальчишка с рыжими как солнце волосами. И вновь ему пришлось отвлечься от собственных мыслей, чтобы осуществить задуманное. Силы в руках не ощущалось, потому вытянув руку в сторону противника, он лишь едва слышно прошептал.
- Бакудо № 4. Хаинава! - Даже такое простое кидо давалось ему с трудом - и все же, золотистая цепь рванула вперед, намереваясь опутать запястье старшего из рода Кучик. На самом деле эта атака была направлена лишь на то, чтобы отвлечь собеседников, показать, что сила осталась у своего повелители, чтобы заставить Кучики действовать. Самым главным в плане побега был отвлекающий маневр: если ему дастся подставить под удар Рукию, то уйти будет еще проще.
- Хадо № 4. Бьякурай! - И вновь атака не очень высокого уровня, вновь, чтобы отвлечь и запутать противника: Айзен и с места не сдвинулся ни на шаг, чтобы прицелится. Он просто стоял и ожидал ответной реакции Бьякуи: запутать, заставить сомневаться в своих мыслях, словах, поступках. Ноги еще были способны на шунпо - отлично. Владыка не хотел думать о том, что было бы, отсиди он свой положенный  срок.
- Вы ведь знаете силу моего занпакто? - Ненужный вопрос, не требовавший ответа: даже без меча мужчина мог контролировать сознание противника хоть раз увидевшего клинок. И этот побег грозил стать очень простым. Да так, что и не развлечься.

0

9

Опытность измеряется не только прожитыми годами. И даже не сражениями, которые выпали. И тем более не уровнем знаний. Это все лишь отдельные пазлы, слагающие вместе более объемное, более значимое понятие опыта и смежной с ним мудрости. А по меркам шинигами Рукия все же была еще совсем зеленая, хоть и занимала такую высокую должность лейтенанта. А в битвах это всегда играло на руку бывалому воину. Неопытный враг, повидавший в разы меньше, не успевший пройти всех витиеватых дорог познания, сравним с простым препятствием, которое не составит труда сдвинуть со своего пути, как пустой мешок – простую оболочку. Даже больше - победа над ним не принесет видимого ущерба, ведь тот, в чьих руках карты знания, умеет направить чужую глупость, порожденную неведением, себе на пользу. И при данном раскладе из Рукии могла получиться прекрасная марионетка. Разумная, не обделенная духовной силой, но стоящая ниже - настолько, что можно опутать нитями. Правда, как прочны они будут и смогут ли победить революционные порывы - покажет время. Но Кучики не желала узнавать этого на практике, тем более, когда все, хоть и походило на дурной сон, но по своей сути являлось совсем не игрой.
"Брат прав, от меня будет больше пользы, если сообщение о побеге Айзена как можно скорее будет доставлено главнокомандующему и другим отрядам".
Кучики стала уже отступать, сделав пару шагов, как ветер донес до нее насмешливые слова Айзена. Да, именно так, хоть в его речи и не было ни капли смеха. Но принять слова предателя за чистую монету - каким глупцом надо быть? Тем более, когда мнимая правда осуждала во всем занпакто - оружие. Простое оружие, наполненное духовной силой хозяина - частью его души. И можно даже засмеяться в голос, если вспомнить, что оно было сразу же изъято у Айзена и находилось под надежной охраной, но как-то не до этого. Даже если этот враг выглядел слабым и беззащитным, обессилевшим после заточения, не стоит поддаваться случайным эмоциям. Рукия мотнула головой, заглушая все мысли, кроме четко направляющей ее голосом брата подальше отсюда исполнить свой долг - предупредить, что вот он, Айзен Соуске, грозившей смертельной опасностью всему Обществу Шуд, на свободе. Брат прав - не время растрачивать себя на выяснение причин того, как это произошло. Сначала – вернуть все на свои места. Потом – сделать все необходимое, чтобы виновные в этом понесли заслуженное наказание.
Но ветер не спешил угомониться, донося до не видящей уже происходящего девушки то, что происходило за ее спиной. Айзен атаковал одними из самых простых - слабейших - заклинаний. Они не могли причинить вреда капитану, но все внутри болезненно сжималось в порыве волнения. Это всего лишь еще одна глупость - беспокоиться за опытного воина. А она уже не раз была обузой для брата перед лицом сильного противником. Ведь кто виноват в том, что тогда, на Соукиоку, глава клана Кучики был смертельно ранен? Ответ прост, поэтому нужно не сходить с пути, который уводил дальше от места, где Рукия увидела этого нежданного не-гостя.

0


Вы здесь » Bleach+ » Сообщество душ » Волка ноги кормят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC